Главная / О компании / БМК в СМИ / Тяжёлый металл

Тяжёлый металл

Рынок металла и металлопродукции нестабилен и подвержен ценовым колебаниям, что свойственно любому биржевому товару. Но руководители компаний – поставщиков металлопродукции не поддаются на провокации: они уверенно и твердо стоят на ногах в нашей галерее «В ПОЛНЫЙ РОСТ».

В галерее участвуют:

Сергей Васильев, генеральный директор ЗАО «БМК», председатель бизнес-клуба РСПМ Северо-Запад

Алексей Дубовский, генеральный директор ООО «ПТП ЕвроМеталл-СПб»

Игорь Джавадов, генеральный директор ООО «Балтик ЛТД»

Александр Малышев, генеральный директор УПТК-65

Владимир Латышев, генеральный директор ООО «ТиссенКрупп Материалс»

Александр Белогуров, директор филиала ЗАО «Торговый Дом «Северсталь-Инвест», Санкт-Петербург

Андрей Зацарин, генеральный директор ООО «София-Металл»

Дмитрий Чемерченко, директор СПб филиала ЗАО Торговый дом «Уралтрубосталь»

Евгений Кодесс, директор ЗАО «Сталепромышленная компания», филиал
в СПб

 

В последнее время аналитики рынка отмечают стойкую тенденцию: объемы продаж неуклонно растут, но прибыльность металлоторгового бизнеса уменьшается. The Chief интересуется – почему так происходит?

Александр Малышев:

– Уменьшение показателей прибыли и прибыльности бизнеса связано, на наш взгляд, со следующими причинами:

– рынок металлопроката стал высококонкурентным;

– происходит медленная, но неизбежная консолидация рынка, крупные потребители начинают самостоятельно покупать товар на заводах, крупные сетевые металлоторговцы и торговые дома заводов вытесняют более мелких игроков за счет снижения цены продажи, сохраняя свою доходность либо за счет объемных скидок, либо за счет финансовой помощи материнских (металлургических) компаний;

– все большее количество потребителей требует отсрочки платежа, а металлурги сохраняют требования предварительной оплаты за свой товар, что приводит к росту потребности в оборотном капитале и увеличению расходов на привлечение и обслуживание заемных средств;

– наконец, имеет место общее значительное превышение темпов роста расходов над темпами роста производительности труда в данной отрасли.

Сергей Васильев:

– На фоне продолжающегося строительного бума на рынок хлынуло большое количество новых игроков, многие из которых стали предлагать продукцию по более низким ценам, жертвуя наценкой. Возросший поток импорта тоже оттянул часть прибыли на себя.

 

Александр Белогуров:

– Россия производит в два раза больше металлопроката, чем потребляет, т.е. мы работаем в условиях потенциального профицита. Уровень цен зависит не только от внутреннего рынка, но и от спроса и уровня цен по экспорту. При благоприятных условиях по экспорту цены на внутреннем рынке растут (такова была динамика 2006 года) и падают (большая часть 2007 года). Также следует заметить, что почти невозможна ситуация сговора производителей по ценам. Существует хорошее лекарство в виде импортозамещения (при среднем импорте в 300 тыс.т в 2007 году, в Россию поступило более 1 млн. т металлопроката из Украины, Китая, Белоруссии и т.д.).

Металлотрейдеры по своей структуре бизнеса всегда имеют большие остатки металлопроката. Поэтому на растущем рынке они могут получить дополнительную прибыль (как было в 2006 году), а на падающем рынке (почти весь 2007 год) – прямые финансовые убытки.

 

Владимир Латышев:

– На рынке Северо-Запада, как и в целом по России, действительно отмечается снижение маржинальности бизнеса. Однако с рынка не ушел ни один из ключевых игроков.

На мой взгляд, текущая ситуация – это корректировка маржи, которая происходит по двум основным причинам: конъюнктура рынка, изменение структуры маржи. Если раньше она на 90% состояла из торговой наценки и только на 5-10% из добавочной стоимости, то теперь структура маржи неуклонно изменяется. Те компании, которые работают на чистой перепродаже металла, сегодня наверняка теряют маржу. Те компании, которые живут не одним днем, давно вкладывают серьезные средства в обработку металлопроката, закупку современного оборудования и многое другое. Кроме того, мы оцениваем доходность своего бизнеса по итогам года, а не по отдельно взятым месяцам. Среднегодовые показатели маржи нас вполне устраивают.

Игорь Джавадов:

– Существует несколько причин снижения рентабельности. Во-первых, крупные металлургические комбинаты стараются выйти напрямую к крупным заказчикам, при этом доля участия металлотрейдеров уменьшается. Металлургические комбинаты усиливают собственные системы сбыта металла путем создания торгово-сервисных центров в регионах или приобретения наиболее привлекательных дилеров. При этом они получают льготные условия по ценам. Во-вторых, во второй половине 2007 г. по ряду позиций цены резко снизились, что привело к значительным убыткам при реализации металлопроката. В-третьих, усилилась конкуренция среди самих металлотрейдеров, что повлекло за собой уменьшение торговой наценки на металл.

Алексей Дубовский:

– В нынешних условиях (присутствие на рынке продукции иностранного происхождения, увеличение стоимости сырья) металлотрейдеру, чтобы держаться на плаву, остается лишь одно – закупать большие объемы и продавать с минимальной рентабельностью. Поэтому прибыль уменьшается.

Андрей Зацарин:

– В первую очередь, это связано с выросшими затратами, а также с усилением конкуренции и нестабильностью на внутреннем рынке. По нашим прогнозам, количество металлотрейдеров в последующие два года будет сокращаться. В Санкт-Петербурге останется около 20 компаний. Уровень прибыльности бизнеса после этого должен будет стабилизироваться.

Евгений Кодесс:

– Присутствие на рынке большого числа компаний усиливает его колебания, провоцируя «перегревы», спекулятивный спрос, снижая норму прибыли участников. Также усиливается конкуренция со стороны импортных производителей. Кроме того, комбинаты – производители стараются увеличить свои доходы, повышая отпускные цены.

Дмитрий Чемерченко:

– Вопрос неоднозначный, так как что понимать под понятием «показателя прибыли»? В разных фирмах он считается по-разному. Можно отметить следующее: с постоянным ростом цен и наличием у большинства игроков избыточных остатков металлопродукции бухгалтерская прибыль никак не может уменьшиться.

Какие стратегические и тактические решения принимаются, – спрашивает The Chief, – чтобы изменить ситуацию? На что делается основной упор: на развитие сервиса, создание собственного производства?

Игорь Джавадов:

– На наш взгляд, тут есть несколько решений. Во-первых, это налаживание новых связей. Во-вторых, повышение качества работы за счет расширения ассортимента, что возможно при наличии складских мощностей, и активного привлечения новых партнеров за рубежом.

Александр Белогуров:

– Если говорить о развитии сервиса, то металлотрейдеры иногда увлекаются игрой в цифры – тонны, цены и т.д., забывая о том, что они работают на рынке услуг. Поэтому развитие сервиса не может быть стратегией – это базовое положение бизнеса металлоторговли. Кто-то это воспринимает и работает над этим ежедневно. Кто-то не понимает – и тогда начинает говорить о сервисе как о какой-то стратегии.

Сергей Васильев:

– Сегодня одной торговли металлопрокатом недостаточно, чтобы извлекать желаемую прибыль. Нужно развивать собственное производство и расширять спектр сопутствующих услуг. На примере нашей компании могу сказать: мы расширяем спектр услуг по металлообработке и изготовлению металлоконструкций, закупаем новое оборудование, оснащаем складские площади.

Евгений Кодесс:

– Потребитель в настоящий момент готов покупать не просто металл, но заготовку для своего производства. А этот факт открывает новый сегмент рынка – металлообработку и СМЦ (сервисные металлоцентры). Так, наша компания будет развивать два направления – обработка листового проката и сортового проката (не только арматуры, но и фасонного проката: уголка, швеллера и балки). Планируется дальнейшее углубление переработки с созданием узкой специализации под конкретных потребителей – например, изделий штамповки с применением лазерной и плазменной резки.

Владимир Латышев:

– Значительное внимание в своей работе мы уделяем логистике складских остатков. Кроме того, важным аспектом является возможность страхования коммерческих рисков. На текущий момент мы используем такие виды страхования, как: хеджирование цены закупки, страхование дебиторской задолженности на предмет невозврата, страхование имущества и ответственности перед третьими лицами за поставленные товары и оказанные услуги, страхование от недополучения прибыли в случае природных катаклизмов.

Александр Малышев:

– Мы предпринимаем следующие стратегические и тактические шаги:
– вертикальная и горизонтальная интеграция, когда одни предприятия начинают сами участвовать в строительстве или другом дальнейшем переделе (изготовлении профилей) металлопроката, а другие переходят к общей торговле строительными материалами;
– увеличение добавленной стоимости и доходности за счет развития сервиса;
– расширение активности в сегментах рынка, где присутствуют небольшие строительные и ремонтные компании;
– специализация на одном типе или группе товаров (только трубы или только плоский прокат).

Потребители часто называют цены на металлопрокат «чрезвычайно высокими». Однако «чрезвычайно» – не рыночный термин. Из чего, – интересуется The Chief, – складываются рыночные цены на металлопрокат, и что заранее «заложено» в эту цену?

Александр Белогуров:

– «Чрезвычайно» высокие цены на металлопрокат – на самом деле это миф, который почему-то постоянно поддерживается в СМИ. Возьмем строительство, как одного из главных потребителей металлопроката, и увидим совершенно другую картину. Если восемь лет назад доля металлопроката в себестоимости жилья доходила до 10%, то три года назад – не более 5%, а сейчас 1-2%. На фоне безудержного роста цен на землю, электроэнергию и т.д. (и соответственно цен на жилье) почему-то вспоминают о металлопрокате, хотя он имеет наименьшее к этому отношение.

Дмитрий Чемерченко:

– Высокие цены на внутреннем рынке, как правило, в большей степени связаны с мировыми колебаниями цен на сырье в данной отрасли, а также от экспортных контрактов основных игроков. В текущем году мы прогнозируем значительный рост цен: к лету на 40-50 % по сравнению с декабрем 2007 г.

Игорь Джавадов:

– Чрезвычайно высокий рост цен на металлургическое сырье – железную руду, коксующийся уголь, металлолом – привел к резкому подорожанию стоимости металлопроката в первом квартале 2008 г. Мы считаем, что подъем цен на металлопрокат продолжится и во втором квартале 2008 г.

Сергей Васильев:

– В Санкт-Петербурге аномально теплая зима способствовала тому, что строительство велось практически без остановок. А запасов металлопроката у многих не оказалось. Возник дефицит по некоторым позициям. При этом некоторые производители металлопроката признаются, что придерживают определенный процент продукции, рассчитывая сбыть его позже по более выгодным для себя ценам, и это тоже влияет на ценообразование. Можно предположить, что рост цен продолжится до начала лета, и ситуация с дефицитом тоже мало изменится. Если отечественные комбинаты не извлекут уроков из прошлогоднего опыта, то и в этом году может повториться ситуация, при которой только очередной приток импортного проката спасет положение и нормализует ситуацию на рынке.

Андрей Зацарин:

– Цены на металлопрокат не «взяты с небес», если раньше комбинаты сами диктовали свои условия, то в 2007 году российский рынок начал наконец-то соответствовать мировому, в том числе и в ценовом вопросе. Цена обычно складывается из двух составляющих: железорудное сырье и трудозатраты. А в России прибавляется еще одна составляющая – владельцы комбинатов стали вкладывать деньги в переоснащение производства, а это миллиарды в иностранной валюте.

Прогнозы не очень утешают – до конца года рынок будет только разогреваться, и цена вырастет еще на
25-30%. В основном это касается сортового проката, особенно арматурной группы.

Евгений Кодесс:

– Основная составляющая цены на металлопрокат – отпускная цена производителя. Рост цен обусловлен и политикой производителей, и рыночными условиями: например, начало 2008 г. ознаменовалось дефицитом по большинству позиций. Также составляющей цены являются тарифы перевозки металла до покупателя: это ж/д тарифы, автоперевозка. Данная «часть» цены также растет в 1 квартале 2008 года.

Кроме того, сейчас мировые тенденции – это рост цен на все виды металлопроката, соответственно, увеличение доли экспорта, как следствие, дефицит на внутреннем рынке, а значит – рост цен. Прогнозы на 2008 год – рост цен в первом и втором кварталах.

Владимир Латышев:

– Цены не бывают высокими или низкими, они – актуальные. На сегодня (и на завтра) мы прогнозируем уверенный рост цен. Нынешний подъем цен – это не только российская тенденция, а следствие мировых проблем, отражающих непростую ситуацию на сырьевых рынках. Что заложено в цену на металлопрокат? Себестоимость металла и маржа. Первое зависит от менеджмента компании, второе – от рыночной стратегии, выбранной им. В 2008 г. прогнозируем до осени – рост цен, последний квартал – традиционное падение.

Александр Малышев:

– Высокие рыночные цены на металлопрокат в нашей стране сегодня связаны со следующими причинами:

– с общим ростом потребления металлопроката в России, а также в связи с переходом на ряд новых технологий;
– с общим ростом мировых цен на сырье (руда и уголь) для металлургии;
– с общим ростом мирового спроса и потребления металлопроката;
– с высокой консолидацией предприятий металлургической отрасли в России;
– с отсутствием долговременной продуманной промышленной политики в РФ и значительной зависимостью рынка от государственного (бюджетного) финансирования.

Можно предположить, что цены будут оставаться высокими и расти, если мировое потребление металлопроката останется на прежнем уровне.


"Тне Chief", №4 (69) апрель 2008 г.

Спешите оставить заявку
Спешите оставить заявку
Пожалуйста, заполните эту форму и мы свяжемся с Вами, чтобы назначить встречу. Или позвоните нам по телефону +7(812)777-11-15
Форма заявки
Ваше имя: *
Ваше имя
Ваш e-mail: *
Ваш телефон: *
Ваш телефон
Наши контакты
Адрес:
Пархоменко, 10/2 оф.415
Заинтересовались? Скачайте прайс-лист и ознакомьтесь с ценами. Они Вас приятно удивят